Результатом налогового маневра Правительства может стать рост цен на нефтепродукты в 50%.

Обещанные правительством меры по стабилизации внутреннего топливного рынка не подействовали. Несмотря на снижение акцизов, нефтяники не торопятся снижать цену не бензин и топливо, предпочитая реализовывать нефтепродукты за рубеж. Новым инструментом воздействия на них может стать готовящийся законопроект о полной отмене экспортных пошлин на нефть к 2024 году. Министерство финансов РФ 9 июня разослало законопроект о завершении налогового манёвра в нефтяной отрасли участникам процесса. 14 июня документ обсуждался на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака, и, после рассмотрения на заседании правительства, 22 июня внесён в Госдуму.
Манёвр заключается в поэтапном, в течение 2019—2024 гг., снижении экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты до нуля с одновременным повышением НДПИ на нефть, за счет чего бюджет рассчитывает получить дополнительно 1,6 трлн. рублей. 
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
В итоге экспорт нефти и нефтепродуктов станет более выгодным, а внутренние цены на них, а также на нефть для переработки вырастут. Чтобы внутренние цены на топливо не выросли еще сильнее, крупнейшие НПЗ получат отрицательный акциз на нефть: например, заводы, у которых более 10% первичной переработки приходится на бензин 5-го класса, положен отрицательный акциз из расчета примерно 3 тыс. рублей на тонну сырья. Заводам, у которых глубина переработки меньше, полагается отрицательный акциз «только для бензина» исходя из нормы выпуска в 10%. Например, если завод перерабатывает 4 млн тонн сырья, но производит только 300 тыс. тонн бензина, он получит акциз исходя из объёма переработки в 3 млн тонн. НПЗ, которые не производят товарный бензин, вообще не получат акциз.
Введение отрицательного акциза должно способствовать поддержке отечественных НПЗ. После повышения НДПИ нефть станет более дорогим сырьем, и, чтобы ее удорожание не привело к отрицательной марже в нефтепереработке, было предложено использовать такой подход.
По большому счету отрицательный акциз является скидкой, но, скорее всего, она будет распространяться только на крупные НПЗ. Тогда как ориентированные на экспорт небольшие НПЗ, которые производят мазут, битум, судовое топливо или только дизель без бензина, ее не заметят.
Модернизация НПЗ также должна стимулировать участников рынка. «Под модернизацией НПЗ в данном случае подразумевается увеличение глубины переработки, то есть количество выработанных продуктов с тонны нефти. Здесь мы пока отстаем от мировых стандартов, от Европы и США, где глубина переработки достигает 95%. У нас этот показатель приближается к 80%.
Отрицательный акциз будет дополнен так называемым плавающим акцизом, с вводом которого, если экспортный netback (стоимость поставки на экспорт с учетом пошлины и затрат на транспортировку по Argus) превысит текущую цену бензина или дизтоплива (по бирже), бюджет возвратит НПЗ половину разницы.
В обратную сторону, то есть при наличии премии внутреннего рынка, механизм работать не будет. Установление акциза будет рассчитываться по предыдущему месяцу на текущий, что сократит влияние колебаний цены нефти или курса рубля на внутренние цены вдвое. С учётом этих инструментов налоговый манёвр, как ожидается, должен привести к росту оптовой цены на бензин и дизтопливо примерно на 400 руб. на тонну в год (0,8%, или примерно по 0,3 руб. на литр). Однако рост цен на другие нефтепродукты должен быть гораздо больше — не менее чем на 50% на битум и мазут, а также существенно на авиакеросин и судовое топливо. Других льгот для НПЗ, например, компенсации логистического отставания или субсидий на модернизацию, которые предлагало Минэнерго, не будет.
В Минфине пояснили, что документ является очень предварительным, и решений по вариантам завершения маневра, в том числе по уровню акцизов с января 2019 года, на данный момент не принято. В Минэнерго отказались от комментариев.
Если поправки заработают с 2019 года вместе с плавающим акцизом, это должно частично компенсировать потенциальный рост прямого акциза (последний участвует в формировании внутренней цены, но не уплачивается при экспорте). Это значит, что при повышении акциза на бензин на 4 тыс. руб. на тонну и эквивалентного влияния на netback реальный эффект составит только 2,5 тыс. руб. на тонну. Но даже в этом случае при прямом перенесении повышенного акциза в розничную цену топлива та может вырасти на 1,9 руб. на литр.
Тем временем, вице-премьер России Дмитрий Козак сделал «оптимистическое» заявление. По его словам, правительство не допустит роста цен на бензин до 100 рублей.
«У правительства достаточно инструментов для того, чтобы регулировать ситуацию и не допустить резкого роста цен на моторное топливо», — подчеркнул он. Сейчас, по данным Росстата, средняя цена на А-95 — 44,6 рублей, на А92 — 41,8 рублей. С начала года стоимость автомобильного топлива выросла на 8%.
В конце мая сообщалось, что президент Владимир Путин принял решение о завершении налогового маневра, о котором Минфин и нефтяная отрасль спорили более двух лет. Главным аргументом в поддержку маневра стала необходимость найти деньги на исполнение нового «майского указа» Путина.
 
Следует отметить, что повышение экспортных пошлин уже имело место в российской экономике — в 2011 году началась реформа «60-66-90». В ее рамках на бензин налагалась экспортная пошлина в 90%, чтобы избежать дефицита бензина на внутреннем рынке. Результаты реформы были неутешительными: хотя реформа и стала катализатором инвестиционной активности нефтяных компаний, но не стимулировала нефтедобычу в России. Кроме того, повышение экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты идет в разрез с обязательствами, которые взяла на себя Россия в рамках членства в ВТО. Более того: создание Евразийского экономического союза предусматривало гармонизацию и снижение экспортных пошлин.
Повышение экспортных пошлин в России увеличит напряжение геополитических отношений со странами-импортерами российской нефти и нефтепродуктов, в частности, с Белоруссией, с которой и так много лет существуют разногласия по этим вопросам, и Европой. Последнее обстоятельство в рамках текущей ситуации может лишь ослабить конкурентоспособность российских товаров на европейском рынке.
В целом фискальный инструмент в виде экспортной пошлины крайне непопулярен в мире. Такой метод применяется лишь в нескольких странах: Казахстане, где механизм схож с российским, Аргентине, где пошлину на нефть отменили в 2017 году (до этого она была 100%-й, то есть, фактически, запретительной). В Малайзии и Вьетнаме ставка экспортной пошлины составляет 10%, также пошлина есть в Тунисе.
Экспортная пошлина применяется в тех странах, которые импортируют нефть. В первую очередь, она носит запретительный или ограничительный характер для защиты внутреннего рынка и потребителя — в отличие от России и Казахстана, где главной целью является не только удержание цен на внутреннем рынке, но и наполнение бюджета.
Обнуление экспортных пошлин в значительной мере противоречит тем усилиям, которые предпринимает правительство, борясь с повышением внутренних цен. Именно рост цен на бензин стал предметом критики со стороны населения и одной из ключевых тем для общения на прямой линии с президентом Владимиром Путиным.
Государство начало сокращать акцизные ставки, чтобы ограничить рост внутренних цен на моторное топливо, но при этом стало предлагать инициативы, которые дают дополнительный стимул для роста внутренних цен на топливо.
Сами нефтяники неоднократно говорили о пагубном влиянии реформы на стоимость бензина внутри страны, цены на АЗС в апреле-мае уже значительно увеличились. Например, в «Роснефти» полагают, что отмена к 2024 году экспортных пошлин приведет к выравниванию внутренних и мировых цен на топливо и их повышению как минимум в 1,5 раза.
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Большой налоговый маневр, инициированный Минфином, в частности, для балансирования доходов госбюджета в рамках ЕАЭС, предполагалось проводить с 2015 года путем постепенного снижения экспортной пошлины на нефть с одновременным ростом налога на добычу полезных ископаемых. Однако маневр был приостановлен, и в 2018 году пошлина сохранилась на уровне 2017 года — 30%.
По недавним расчетам Минфина, в первый же год постепенного завершения маневра дополнительные доходы бюджета составят 80 млрд рублей и будут расти ежегодно на 75—79 млрд рублей, а в шестой год составят около 470 млрд рублей. В целом за период доходы бюджета составят 1,6 трлн. рублей, нефтяники потеряют 597 млрд рублей.
Так, от «Роснефти» ожидается около 112 млрд рублей, «Новатэка» — 87,5 млрд рублей, «Лукойла» — около 48 млрд рублей, «Газпром нефти» — 41,3 млрд рублей, New Stream — около 67 млрд рублей, «Сургутнефтегаза» — лишь 5,3 млрд рублей. Существенный ущерб грозит и мини-НПЗ — 205 млрд рублей.
В исходной концепции Минэнерго отрасль должна была получить доходы. Тогда бюджет в первый год завершения маневра получил бы 25 млрд рублей, в последний — 123 млрд рублей.
Однако между Минфином и нефтяниками осталось много спорных вопросов. Компании хотели бы дополнительного отрицательного акциза примерно на 30 млрд рублей в год на «социально значимые» нефтепродукты — авиакеросин, судовое топливо и битум. По этому вопросу консенсуса пока нет. Кроме того, нефтяники и Минэнерго добиваются компенсации логистического отставания, но вряд ли Минфин согласится из-за существенных потерь бюджета.
Схема завершения налогового маневра нефтяной отрасли с вводом отрицательного и плавающего акцизов приведет к тому, что цены на бензин для потребителей не должны подорожать более чем на 1% в год, а вот цены на мазут и дизтопливо вырастут в полтора раза. В такой ситуации пострадают небольшие НПЗ, которые производят не бензин, а только темные нефтепродукты либо продукты, схожие по своим свойствам с дизельным топливом, но таковым не являющиеся.

Автор: (admin) Администратор Полный текст статьи: http://operline.ru/content/ekonomika-i-finansy/rezultatom-nalogovogo-manevra-pravitelstva-mozhet-stat-rost-tsen-na-nefteprodukty-v-50-.html