Ливия при содействии России вновь собирается в единое государство

Ливия продолжает оставаться конгломератом квазигосударств, часть территорий при этом контролируется радикальными исламистами 
Ливия после крушения режима Муаммара Каддафи (в 2011 году) превратилась в конгломерат воюющих между собой племён, фактически не имеющий официальной власти.
На смену «режиму Каддафи» на некоторое время пришёл Переходный национальный совет, в состав которого входил 31 представитель крупнейших ливийских городов. В июле 2012 года совет провёл «свободные выборы» и передал власть «законно избранному парламенту» — Всеобщему национальному конгрессу.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

В 2014 году попытка переизбрать парламент привела к возникновению двух «парламентов» — «Палаты представителей Ливии», базирующейся в Тобруке и подконтрольной Халифе Хафтару, и «Нового Всеобщего национального конгресса», базирующегося в Триполи.
 
Таким образом, Ливия в настоящее время представляет собой конгломерат из нескольких квазигосударств.
Прежде всего, это два центра силы: правительство Фаиза Сараджа в Триполи и базирующаяся в Тобруке Ливийская национальная армия Халифы Хафтара, контролирующая восточные регионы страны.
Следует сказать, что Халифа Хафтар на протяжении последних лет планомерно берёт под свой контроль всё бόльшую территорию бывшей Сирии.
Кроме этих двух «больших сил» имеется сравнительно преуспевающее «город-государство» Мисурата, закрытое для прочих ливийцев. Власть в нём принадлежит совету, в который входят влиятельные бизнесмены, избранные горожанами из своего числа. Ранее город был окружен цепью блок-постов, пропускающих внутрь только тех людей, за кого может поручиться житель Мисураты.
Россия ставит на усиливающегося ливийского политика — Халифу Хафтара
Россия с ноября 2017 года взяла на себя роль посредника во внутриливийском урегулировании: при содействии российской контактной группы поддерживается диалог между представителями южных племен Ливии и базирующимся в Триполи «правительством национального согласия».
В тот момент конфликт между властями в Триполи и представителями южных племен обострился после того, как в на юге Ливии в городе Убари, подконтрольном племенам тубу и туарегов, прошли выборы губернатора, а правительство Фаиза Сараджа их не признало.
За последние два года главком Ливийской национальной армии Халифа Хафтар совершил несколько визитов в Москву, однако Россия всё же отказалась предоставить ему вооружение, поскольку не хочет нарушать ряд резолюций Совета безопасности ООН об оружейном эмбарго. 
Впрочем, Москву посетил также и Фаиз Сарадж, очевидно так же искавший политической поддержки.
Москва долгое время придерживалась принципа «равноудаленности» от основных политических конкурентов в Ливии, выступая «за сохранение единства» и создание инклюзивной власти (за то, чтобы основные фигуранты нашли общий язык).
Времена изменились, и Россия, по-видимому, решила поддержать Халифу Хафтара. Об этом говорит, например, заявление главы российской контактной группы по внутриливийскому урегулированию при МИД РФ и Госдуме Льва Деньгова о том, что Халифа Хафтар просил создать российскую военную базу в восточной части Ливии. Впрочем, ливийская сторона позже опровергла это заявление.
Российский интерес состоит в том, чтобы вернуть полноценное экономическое сотрудничество с Ливией, прерванное разгромом Муаммара Каддафи. 
Несмотря на двоевластие и продолжающуюся неразбериху, в феврале 2017 года российская «Роснефть» подписала рамочное соглашение с Государственной нефтяной компанией Ливии (NOC) по инвестициям в энергетический сектор. Это соглашение предусматривает создание совместной рабочей комиссии для оценки возможностей в различных сферах. Стороны также подписали соглашение о добыче нефти. А в октябре 2017 года «Роснефть» начала закупать ливийскую нефть в объеме одной-двух отгрузок в месяц.
В 2018 году в Ливию планирует отправиться бизнес-миссия РФ, в которую войдут представители РЖД для обсуждения перспектив возобновления контракта на строительство заброшенной железнодорожной линии Сирт-Бенгази и компенсации убытков, ранее понесенных российской компанией. Это потребует доподписания и корректировки контракта на взаимовыгодных условиях. РЖД все это время с 2011 года не прерывали контактов с ливийскими партнерами и в настоящее время ожидают ответа от ливийской стороны на свои предложения.
Хотя Москву посещали оба конкурирующих лидера разделённой Сирии (в частности, Фаиз ас-Сарадж приезжал в марте 2017 года), российское руководство, очевидно, сделало ставку на маршала Халифу Хафтара. 

Фаиз ас-Сарадж в бόльшей степени пользуется западным признанием (его «легитимность» признала ООН), в Москве он воспринимается как западная креатура. Кроме того, его позиции внутри страны будут слабеть и он будет терять контроль над территориями.

Халифа Хафтар вызвал больше симпатий Москвы, в частности, потому что является непримиримым противником исламистов. Большой круг лиц, с которыми он провёл переговоры — глава МИД Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, секретарь Совбеза Николай Патрушев — говорит о том, что с ним имеются какие-то важные договорённости. Вероятно, оговорки о создании российской военной базы в восточной части Ливии небезосновательны.

В случае восстановления безопасности и стабильности в этой североафриканской стране, что может случиться после победы Халифы, возможно также возобновление нормального делового сотрудничества между Россией и Ливией. Москва очевидно будет добиваться этого согласия от обеих сторон — и Фаиза ас-Сараджа, и маршала Хафтара. Взяв на себя роль арбитра в Ливии, Россия сможет расширить свое влияние в этом регионе Ближнего Востока и Северной Африки, укрепить свое военное и экономическое присутствие в Средиземноморье и, возможно, вернуть вложенные ещё при Муаммаре Каддафи деньги.

Автор: (admin) Редактор Полный текст статьи: http://operline.ru/content/v-mire/liviya-pri-sodeystvii-rossii-vnov-sobiraetsya-v-edinoe-gosudarstvo.html